Штурм Новости - Из дела об убийстве подполковника ФСИН торчат огромные «уши» мошенничества в особо крупном размере - Русская Революция Неизбежна

Из дела об убийстве подполковника ФСИН торчат огромные «уши» мошенничества в особо крупном размере

Очередной грандиозный скандал, связанный со строительством жизненно важных объектов, разгорелся в Петербурге. На сей раз в роли мучительного долгостроя − обещанный 10 лет назад городу следственный изолятор «Кресты». От скандально известной ситуации с «Зенит-Ареной» его отличает жестокий расстрел куратора стройки − подполковника ФСИН Николая Чернова.

 

Подполковник ФСИН Николай Чернов скончался в Военно-медицинской академии утром 7 марта. За его жизнь боролись лучшие врачи, но спасти его от последствий 8 выстрелов не смогли. К тому времени «свидетель» Сабир Садыков уже перешел в статус подозреваемого, был задержан и арестован предполагаемый заказчик преступления − замначальника регионального УФСИН, полковник Сергей Мойсеенко. Сегодня у следствия нет сомнений в мотиве убийства — это затянувшаяся стройка нового изолятора «Кресты-2», расположенного в Колпино. Вернее, сомнительные контракты и десятки претензий со стороны субподрядчиков в арбитраже. Иными словами, из дела об убийстве торчат огромные «уши» мошенничества в особо крупном размере.

Новый изолятор в Колпино еще в далеком 2007 году, когда затевалось это грандиозное строительство, окрестили «самым крупным пенитенциарным объектом в Европе». С тех далеких пор торжественный переезд арестантов с Арсенальной набережной так и не состоялся. Открытие все переносилось, последней названной датой был октябрь 2016 года. Но воз, как мы видим, и ныне там.

Наша
справка

На строительство «Крестов-2» в 2007 году были выделены 12 миллиардов рублей из федерального бюджета. Новый изолятор занимает 35 гектаров, рассчитан на 4 тысячи мест. В него собирались переместить всех подследственных из всех изоляторов Санкт-Петербурга. Здание обещали сделать уникальным, без внешних решеток, а двор оснастить футбольным полем с подогревом. Это самый дорогостоящий проект за всю историю ФСИН. К 2016 году расходы на строительство инфраструктуры для функционирования добавили к стоимости объекта еще 3,5 миллиарда рублей на дорогу и путепровод через железнодорожные пути. Деньги должны быть выделены правительством Петербурга. Первоначально стоимость строительства оценивалась всего в 4,3 миллиарда рублей.

Итак, на момент расстрела подполковника Чернова ситуация с открытием нового изолятора уже напоминала мину замедленного действия. Как писали СМИ, еще год назад выяснился любопытный момент − на стройку не хватает денег, конкретно − 1,2 миллиарда рублей. В Москве начальнику УФСИН по Петербургу и Ленобласти генерал-майору Игорю Потапенко недвусмысленно объяснили, что от федеральных властей финансовых вливаний ждать нечего. Ситуация накалялась еще и из-за генподрядчика строительства компании «ГСК» и его юридической войны с субподрядчиками.

Николай Чернов

Убитый подполковник ФСИН Николай Чернов

За два последних года к ОАО «ГСК» субподрядчиками было подано 37 исков. Так, например, компания «Силанар» взыскала через суд с ГСК 4,6 миллиона рублей за ряд выполненных работ по прокладке канализации, отопления, водопровода. Работы были выполнены и приняты, однако деньги генподрядчик выплатить отказался. Суд принял сторону истца. Стоит ли говорить, что иски от разных компаний были одинаковыми? Почему так происходило — вопрос, безусловно, интересный. Отказывался ли генподрядчик из соображений банальной наглости, или у компании были перебои с финансированием? Скажем лишь, что в 2015 году генеральный директор компании Виктор Кудрин послал официальное письмо руководству ФСИН о том, что компания отказывается от дальнейшего ведения стройки. А субподрядчики, в свою очередь, столкнулись с тем, что генподрядчик не принимает выполненные работы и не подписывает конечные документы о приемке. Таким образом, на сегодняшний день задолженность ГСК составляет сотни миллионов рублей.

Наша
справка

ОАО «Генеральная строительная корпорация» (ГСК) − один из крупнейших игроков на строительном рынке Петербурга. Так, компания построила горнолыжный курорт «Игора», дворцово-парковый ансамбль «Стрельна», участвовала в строительстве второй сцены Государственного Мариинского театра, Западного скоростного диаметра в Петербурге. Венцом профессионального портфолио компании должны были стать «Кресты-2» – новый следственный изолятор.

Кроме того, в январе 2017 года генсубподрядчик нового изолятора «Кресты-2» – ООО «Петроинвест» – подал иск о банкротстве «Генеральной Строительной Корпорации» в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти. Сумма исковых претензий – 32 миллиона рублей.

О том, что строительство новых «Крестов» рано или поздно закончится масштабным уголовным делом, в последние годы не говорил разве что ленивый. Дотошные журналисты даже находили рабочих, трудившихся на «стройке века», которые рассказывали леденящие душу истории о том, какой вопиющий бардак царит на строительстве. О том, как выдавались официальные зарплаты в 9500 рублей, как обещали остальную часть заработка выдать «черным налом», а на деле ограничивались мизерной «белой» частью. Работники увольнялись целыми бригадами, а новым бригадам приходилось ломать или переделывать то, что было сделано предыдущими. Неслучайно осторожное руководство действующих «Крестов» не торопилось принять новый объект на свой баланс, ибо отвечать за недоделки и недострой пришлось бы ему. А садиться по итогам строительства в свой же родной изолятор охотников не было.

Кресты-2 Кресты-2 Кресты-2 Кресты-2  1 / 3      

Именно это стало причиной трагической смерти подполковника Чернова. Он принципиально отказывался подписывать множество актов приемки-передачи. Эта его позиция и стала камнем преткновения между ним и полковником Мойсеенко. Отношения испортились настолько, что, как пишет питерское издание «Фонтанка.ру», «он записывал производственные совещания на диктофон и побывал в Главном управлении собственной безопасности ФСИН РФ в Москве». О чем там шла речь − догадаться нетрудно. Как говорят источники «Преступной России», «ФСИН всегда была сладким местом для закрытого бизнеса».

Сомневаться в том, что при первом же визите сотрудников правоохранительных органов подполковник Чернов дал бы показания на своего руководителя, не приходится. Недаром же он собирал многочасовые записи ведомственных совещаний. Сегодня их пристально изучает ФСБ. Надо сказать, что это не первый интерес чекистов к знаменитой стройке. Еще в июне 2016 года на столы спецслужб легли любопытные документы о нарушениях на 425 миллионов рублей. К такому выводу пришли аудиторы ФСИН. Кроме того, обнаружилось, что, в нарушение конкурсной документации, строители «Крестов-2» ежегодно получали авансы в 30% от лимита против положенных 20%. Какие еще недочеты и скрытые нюансы могут находиться в этих документах, пока сказать сложно. Может быть, там найдется состав мошенничества, а может быть, даже запахнет многочисленными «откатами» со стороны субподрядчиков.

Сабир Садыков

«Решальщик» Сабир Садыков

Неслучайно на роль исполнителя заказного убийства был выбран именно Сабир Садыков — «решала». Человек с мутным настоящим и прошлым. Он якобы представлял интересы нескольких компаний-субподрядчиков, как раз тех, кому Чернов не подписывал документы, по которым они, собственно, должны были получить дальнейший расчет. Так или иначе, версия об «откатах», полученных Мойсеенко, наверняка еще будет всплывать в этом деле, поскольку с финансовым положением у него не все чисто, хотя до недавнего времени из всех высокопоставленных ФСИНовцев он вызывал наименьшее подозрение. Впрочем, есть версия, что на радикальные меры Мойсеенко решился из-за серьезного давления сверху, и на самом деле, он всего лишь, как говорят, «промежуточное звено» в схеме грандиозного хищения государственных средств в Петербурге.

Наша
справка

Полковник Сергей Мойсеенко был переведен в петербургский УФСИН в 2003 году на должность заместителя начальника ведомства. Специально для него была создана уникальная должность – заместитель начальника по капитальному строительству. В его функциональные обязанности входило не только строительство, но и фактически весь жилищно-бытовой сектор петербургского ФСИН. В разгар строительства новых «Крестов» в 2013−2014 годах он становится самым богатым среди руководителей питерского ФСИН. Его доход составлял, согласно декларации, около 2 миллионов рублей, а у его супруги – около 800 тысяч рублей.

Сегодня никто не сомневается, что полковнику Мойсеенко придется отвечать сразу по двум уголовным делам. Во-первых, по делу о заказном убийстве и, во-вторых, еще по делу о мошенничестве при строительстве «Крестов-2». Не исключено, что эпизодов может быть и больше. Это зависит от того, что «нароют» спецслужбы. Любопытный нюанс: Мойсеенко поместили не в старые «Кресты», как его подельника Сабира Садыкова, а отправили на Захарьевскую, 6 – в старинный и обросший легендами следственный изолятор ФСБ, официально известный как СИЗО № 3 ФСИН России.

И, как стало известно источникам «Преступной России», из Москвы генералу СК по Петербургу Александру Клаусу уже пришло указание «детально разобраться» в скандальной истории. 


Поддержи нашу работу

comments powered by Disqus