Штурм Новости - Послепраздничное: Роскосмос» занимается не ракетам, а судебными исками,на большее мозгов не хватает - Русская Революция Неизбежна

Послепраздничное: Роскосмос» занимается не ракетам, а судебными исками,на большее мозгов не хватает

Пока Маск запускает свои ракеты, «Роскосмос» заваливает исками собственных ученых и частных подрядчиков. Почему госкорпорация осваивает новую для себя сферу, заставляя ученых ходить по судам, и к чему это приводит, в День космонавтики выясняла «Газета.Ru»

30 марта 2017 года две новости на космическую тему стали обсуждаемыми в России и мире. Первая — исторический запуск Илоном Маском ракеты, в конструкции которой использована уже слетавшая в космос ступень. Вторая — «Роскосмос» устами гендиректора НПО «Энергомаш» Игоря Арбузова фактически признал, что все собранные к настоящему времени двигатели ракеты «Протон» (71 штука) требуют переборки.

Ею в ближайшие два года и займется Воронежский механический завод, где при сборке использовались неликвидные компоненты. Ранее детальный анализ выявил применение в производстве припоя, не соответствующего конструкторской документации. Вместо штатного был применен другой, более дорогостоящий припой с содержанием драгметалла.

[Spoiler (click to open)]

Инициатива подачи таких исков исходила от одного из таких менеджеров — директора департамента контрактно-договорной работы «Роскосмоса» Екатерины Тормозовой. В феврале 2017 года Тормозова пошла на повышение и заняла пост уже исполнительного директора по контрактно-договорной работе госкорпорации.

Как выяснила «Газета.Ru», увеличился и поток исковых заявлений «Роскосмоса» к своим ученым и организациям отрасли.

Так, по данным картотеки Арбитражного суда, в настоящее время «Роскосмос» судится с

— НПО им. С.А. Лавочкина
— ГКНПЦ им. М.В. Хруничева
— РКК «Энергия»
— НИИ Точных приборов
— НПО машиностроения
— Корпорация «ВНИИЭМ»
— ФГУП «ЦЭНКИ»

И с множеством других организаций, в числе которых оказались даже МГУ, Физический институт имени Лебедева РАН и снова ИКИ РАН, к которым предъявлены многомиллионные иски.

По оценкам экспертов, с 2015 года общая сумма однотипных исков, большей частью возникших из-за просрочки сроков сдачи работ, превысила 18,5 млрд рублей.

О том, насколько обоснованны эти иски, можно судить по сумме удовлетворенных требований — всего порядка 439 млн рублей.
При этом поток исковых заявлений резко усилился в последние месяцы и достиг пика в первых числах апреля. Так, если в 2016 году было подано 24 исковых заявления, то за три первых месяца 2017-го — уже 56.

А на сам День космонавтики намечены два слушания — к АО «Российские космические системы» и к НПО Лавочкина. Причем подавляющее большинство исков поданы по формальным обстоятельствам, связанным с просрочкой выполнения каких-либо работ.

«Порядка 90% исков «Роскосмоса» к организациям космической промышленности и научным организациям — неустойки по просрочке контрактов, — пояснил источник, знакомый с ситуацией. — Основными ответчиками являются «Энергия», ГКНПЦ им. М.В. Хруничева и НПО Лавочкина. На эти же организации приходится и львиная доля затребованных сумм».

днако в отличие от крупных промышленных предприятий и самого «Роскосмоса», имеющих мощные юридические службы, подобные иски представляют огромную головную боль для институтов, в которых создаются космические приборы. Несмотря на то что большинство своих исков «Роскосмос» проигрывает, ученые вместо научной работы должны отвлекаться на судебные дела, тратить немалые деньги на адвокатов,

причем суммы самих исков для институтов порой оказываются действительно космическими.

Абсурдной для ученых выглядит иск «Роскосмоса» к ФИАНу (Физический институт) по поводу работ, выполненных еще в 2011 году по созданию уникального и действующего до сих пор космического радиотелескопа «Радиоастрон». «У нас два иска на сумму под 50 млн рублей. Это очень немалые деньги: если суды мы не выиграем, для нас это будет катастрофа, у нас таких денег просто нет. Кроме того, работы по всем договорам мы исполнили, и все акты подписаны. Иногда речь идет о просрочке всего в один-два дня, но за эти годы они насчитывают свои пени, — пояснил «Газете.Ru» директор ФИАНа Николай Колачевский.

— Для нас это морока: на нашу прибыль мы вынуждены нанимать адвокатов, которые будут представлять наши интересы».

Ученые недовольны тем, что проблемы, которые создает им головная организация, возникают на фоне общего резкого уменьшения финансирования космической науки. «Если в среднем по Федеральной космической программе секвестр был на уровне 10–15%, то по фундаментальной, научной части он составил 35%. И если мы перестаем финансировать фундаментальную науку,то за 10 лет мы вылетим из обоймы и можем безнадежно отстать — это совершенно очевидно», — уверен Колачевский.

[Spoiler (click to open)]

В «Роскосмосе» не смогли предоставить оперативный комментарий относительно сложившейся ситуации. Неофициально в госкорпорации подтверждают, что вынуждены подавать иски по формальным нарушениям во избежание проблем при будущих проверках.

Ну и  о Родине и космонавтах




На печенье, говорят, было написано — Department Of State. То есть, за печенье заплатили враги. Белые ленты покупал Конгресс. Тоже деньги врагов. Гуманитарная помощь в девяностые шла из Германии. Кто мне скажет, что это не были личные сбережения глубоко затаившихся нацистов? За всё платили враги.

И только расстреливать нас будут на наши же деньги.


Я не содержу ни Bundestag, ни White House, ни даже Westminster. Я оплачиваю Росгвардию, полицию, ФСБ и Кремль. Я не знаю, зачем я это делаю. Пока ничего плохого ни от Америки, ни от Германии я не видел. Ни здесь у нас, ни там у них. Всё, что в моей жизни было хренового, всё было сделано кривыми и загребущими ручками моего собственного государства. Той самой Родины, которой дико нравится, что её не выбирают.

Она хотела быть великой ядерной державой? - пожалуйста! Ради этого я копал под снегом колхозную картошку. Не подумайте, что ядерной палкой-копалкой. Руками и лопатой.

Она желала иметь самую сильную в мире армию? - отлично! Два года я возил пьяных до невменяемости офицеров. Отдавал Родине долг, которого не брал. Она у меня брала, это было, а я ни разу. Она брала у моей семьи, начиная с семнадцатого года. Брала деньгами, домами, лошадьми, войнами, лагерями, голодными, затравленными и убитыми людьми.

Родина хотела гордиться космосом? - кто ж против?! Ради этого первые два класса я учился при керосиновой лампе. О вводе войск в Чехословакию мы прочли в привезённой из района газете как раз при «семилинейке». Потом этой же газетой чистили ламповое стекло. Нам ещё повезло, что деревня лежала между Москвой и Киевом. Чуть дальше в лес — там и керосина отродясь не водилось. Потому, что дорог туда по полгода не существовало. Но ради космоса почему не потерпеть?

Раньше говорили: «Лишь бы не было войны». Теперь - «лишь бы не было революции». А вот войну можно. Что война?! Война — мать родна. Особенно для Родины. Вот майдан — это ей нож острый.

Раньше на каждом заборе висели дацзыбао: «Народ и армия едины», «Солдат ребёнка не обидит», «Моя милиция меня бережёт» и ещё что-то, во что верили. Теперь не висят. Всё. Кончилось. Теперь, наконец, разрешили стрелять. Зачем солдату обижать ребёнка, если его можно просто убить? Стрелять можно в женщин. Особенно в тех, у кого «нет видимых признаков беременности»

Каждый хоть однажды слышал фразу:
- У нас будет ребёнок. 

Вы заметили тогда хоть какие-нибудь видимые признаки беременности, кроме собственной радости?

Нет, конечно. И эти не заметят. Потому, что Родина наконец избавилась от последних «видимых» признаков совести. Даже не знаю, первичных или вторичных. Без разницы. Ей они любые больше ни к чему.

Закон говорит о возможности «стрелять по толпе». Ну, или об этом говорит то, что они в последнее время повадились называть законом. Толпа — это мы, если кто не в курсе. Те самые, кто считал себя народом. Но это мы так считали, а у Родины на наш счёт другое мнение. И, кстати, может быть, она в этом права. Какой ещё народ?! - толпа. Achtung! Feuer! Мы нужны только для того, чтоб оплатить патроны тем, кто откроет по нам огонь. В ту войну, которую мы всё никак допраздновать не можем, немцы хотя бы боеприпасы сами себе покупали. А теперь даже это на нас повесили. Ну, и кто мне враг? Родина или немцы?

...Сегодня День Космонавтики. Что мне в моей жизни дали эти ракеты? Гордость? А за что гордость? За то, что у Рогозина они падают, а у Маска летают, да ещё и возвращаются? Вопрос: зачем я тогда сидел при керосине? Чего ради?

Гордость за то, что система противоракетной обороны Шойгу в упор не видит «Томагавки», а сами «Томагавки» плевать хотели на Шойгу? Вопрос: а нельзя было вместо этих С-400 придумать нормальную копалку для картошки? На хрена я мёрз в грязи с вёдрами и мешками?

Закон о стрельбе по «толпе» придумали, чтоб «толпа» не задавала вопросов. Думать — не её ума дело. Это Родине решать, в кого стрелять и что праздновать. Да и «космонавты» у неё теперь совсем другие. Хорошо экипированные. Вооруженные и очень опасные. Не герои, как раньше, а просто сволочи.

И, глядя на них, понимаешь: последний, кто по-настоящему, искренне и открыто улыбался нам всем из-под шлема, был Юрий Алексеевич Гагарин. Но это было очень давно. Сейчас из-под шлемов скалятся.

 


Поддержи нашу работу

comments powered by Disqus